Форму правления Крымского ханства можно определить как сословно-представительную, ограниченную монархию, хотя в период средневековья большая часть государств, особенно мусульманских, были абсолютными монархиями. В этом отношении Крымское ханство больше напоминало европейскую монархию английского образца. Крымский хан сосредоточил в своих руках большую власть, но она ограничивалась таким коллегиальным органом, как Диван (государственный совет), имеющим контрольно-наблюдательные функции, а также знатными и могучими беями. Хан не мог изменить привилегии знати. Представители разных сословий обладали определенной независимостью перед ханом и беями.
С целью укрепления вновь созданного ханства Хаджи Гирей четко обозначает место, значение и права каждой группы его населения. Так, ярлыком (указом) 1447 г. он определяет 2 категории «управителей» — военную и гражданскую. К первой относились (по старшинству) беи и огланы (царевичи), темники, тысячники и сотники; ко второй — судебные чины: кади и кадиаскеры. Все остальные, кроме духовенства, относились к податному сословию. Они платили ясак (натуральную подать), а также подати за пастбища, за торговое место, с городского ремесла, купцы платили за ввоз и вывоз товаров пошлину как хану, так и беям. Подданные ханства были свободными людьми. В Крыму никогда не было крепостной зависимости.
Уже при Хаджи Гирее закладываются основы государственного устройства Крымского ханства, имеющего черты децентрализованного государства. Его территория делилась на административно-территориальные округа — бейлики, охватывавшие значительную часть территории бывшего улуса и являвшиеся феодальными княжествами. Во главе бейлика стоял старший представитель бейского рода. Бейлик был устроен по образцу ханского владения: имелись Диван, калга, нуреддин, муфтий, осуществлялось правосудие. Беи имели свое знамя, герб (тамгу), печать, командовали воинскими формированиями, которые подчинялись хану как верховному главнокомандующему. Некоторые влиятельные беи могли от своего имени вступать в отношения с соседними государствами, но прерогативу представлять интересы государства имели послы хана. Иногда иностранные представительства не признавали заявления хана, если оно не было подкреплено точно такими же заявлениями беев — причем от имени самих беев.
Наиболее известными семействами, представлявшими родовую аристократию, были Ширин, Барын, Яшлав, Аргын, Кыпчак, Мансур, Мангыт, Сиджеут. Крымские беи имели большое влияние на избрание ханов из правящей династии. Бывали случаи, когда хана избирали, не дожидаясь султанского утверждения кандидата, а поднимая его по ордынскому обычаю на войлочной кошме. Затем турецкий султан своим решением утверждал выбор крымской аристократии.
Кроме родовой аристократии — беев, в период с 1532 по 1551 гг. с инициативы правящего Хана, появляется служилое дворянство — капы-кулу, получившее наследственные привилегии за усердие и личную преданность хану. Капы-кулу входили в собственную гвардию хана, созданную им по образцу турецких янычар.
Иерархия власти в Крымском ханстве
Хан. Гиреи вели свою родословную от Чингисхана, и чингисидский принцип преемственности власти сохранялся во всей истории Крымского ханства. Хан определял первого (калгу) и второго (нуреддина) наследников. Хан пользовался правом верховного владения землей. Но у хана был и собственный домен, расположенный в долинах Альмы, Качи и Салгира. Хану также принадлежали все соляные озера и необработанные земли — меват. Часть из этих владений он мог только раздавать своим вассалам. Крымский хан имел личную охрану и конных телохранителей, множество слуг, содержал пышный двор, являлся главнокомандующим всеми войсками ханства, имел исключительное право чеканить монету. Доходы хана складывались из налогов: ханская подымная подать, десятина с урожая хлеба и приплода скота, подать с оседлого населения, взимавшаяся за возделанные земли. Христиане сверх того платили особый налог «харадж».
Полномочия хана были достаточно широкими. Он составлял международные договоры, объявлял состояние войны или мира, вынося свои решения на рассмотрение Дивана, предоставлял военную помощь соседним государствам. Хан издавал ярлыки, которыми регулировал хождение национальной валюты и налогообложение, жаловал своим подданным земли. Хан назначал судей—кадиев, имел право помилования, но мог приговорить к казни только согласно решению Дивана. Хан имел право назначения и снятия с постов высших должностных лиц: калги, нуреддина, op-бея, сераскеров, визиря, муфтия и др.
Хан подписывал документы как «Великий хан Великой Орды и Престола Крыма и Степей Кыпчака«. Некоторые ханы проводили независимую политику, не считаясь с волей султана. Крымские ханы пользовались огромным уважением в Стамбуле. Особенно возрастало их влияние при дворе султана во время войн Османской империи, в которых участвовал крымский хан со своим войском.
Со второй половины XV в. на порядок наследования ханского престола стал влиять турецкий султан, имевший для этого политические (по договору 1454 г.) и религиозные (как халиф — глава мусульман мира) основания.
Процедура утверждения ханов была следующей: султан через своего придворного посылал будущему хану почетную шубу, саблю и украшенную драгоценными камнями соболью шапку, а также собственноручно подписанный приказ (хаттишериф), который зачитывался собранным в Диване крымским беям. Вступившему на престол хану вручались особый стяг и ханский бунчук.

Калга. Калга-султан — официально объявленный ханом наследник из рода Гиреев. Турецкий султан обычно с уважением относился к воле хана и почти всегда назначал того, на кого указывал крымский правитель.
Калга — первый после хана сановник. Калга проходил своеобразную практику управления государством при правящем хане. Если хан не мог или не хотел принять участие в военном походе, командование войсками брал на себя калга, а в случае его отсутствия — нуреддин. Его постоянная резиденция и администрация находились в Акмесджите (современный Симферополь). Калга имел своего визиря, казначея—дефтердара, судью — кади. Калга вел заседания своего Дивана, в котором рассматривались различные судебные дела. Протоколы судебных процессов отправлялись в ханский Диван, где выносили окончательный приговор. Приказания калги о привлечении кого-либо к суду, его военные приказы, пропуска и все повеления имели силу ханских.
Калга не имел права чеканить монету. Он получал во владения значительный удел (калгалык), который включал в себя земли в верховьях Альмы вплоть до Чатырдага, а также северный склон горы и долину Салгира. Калгалык являлся государственной собственностью и не мог передаваться по наследству. Калга мог пожаловать своему приближенному землю только во временное пользование. Часть своего дохода калга получал в виде жалованья от турецкого султана.

Нуреддин. За калгой в крымской иерархии следовал нуреддин-султан, обычно это был брат хана. Он также считался наследником престола после калги. В отсутствие хана и калги он брал на себя командование армией. Его официальная резиденция находилась во дворце Качи-Сарай в долине Качи. Он, как и калга, имел своего визиря, казначея — дефтердара, судью — кади и не мог чеканить монету. Нуреддин получал также жалованье от султана.

Ана-бейим, улу-хани. Должность ана-бейим (валиде) занимала мать либо сестра правящего Гирея. Должность улу-хани обычно хан давал одной из старших своих сестер или своих дочерей. Эти две сановные особы были достаточно влиятельны при ханском дворе, имели узкий круг придворных, доходы от подвластных деревень, а также отчислений из ханской казны.

Op-бей. В обязанности op-бея входило поддержание внешней безопасности государства, контроль за сохранностью его границ. Он также осуществлял надзор за всеми ордами ханства, обитавшими вне Крымского полуострова. Его резиденция находилась в крепости Op-Капы (Перекоп), расположенной на перешейке, соединявшем полуостров с материком. Op-Капы защищала Крым от вторжения вражеских войск, поэтому на должность op-бея назначались обычно беи Ширинские за близость к династии Гиреев. Op-бей имел доходы от соляных промыслов.

Сераскеры. Сераскерами назывались князья ногайских орд — Едисан, Буджак, Едичкул (или Едишкул), Джамбойлук и Кубанской — кочевавших вне полуострова. Они являлись одновременно правителями этих территорий и командующими войсками под управлением главнокомандующего — хана. Подчиняясь хану, они нередко выходили из-под его контроля, отправляясь в самочинные походы, входя в сепаративные сношения с соседями, особенно с северокавказскими властителями. Нередко дело доходило до прямой вооруженной борьбы с ханами. Несмотря на подчас непредсказуемую политику сераскеров, ханы слишком ценили воинскую доблесть и силу причерноморских орд. Поэтому они, заботясь об экономическом состоянии орд и развитии в них религиозных и общественных учреждений, защищая орды от нападений соседних народов и применяя широкий спектр дипломатии, держали сераскеров в русле общегосударственной политики. Ведь сераскеры могли вывести в поле едва ли не большее количество всадников, чем сам хан.

Диван

Как выглядит зал дивана

Диван — государственный совет, высший орган власти, исполнявший объединенные функции исполнительной, законодательной и судебной власти. В него входили: хан, муфтий, калга, нуреддин, беи (сераскеры трех орд, ор-бей, карачи), визирь, кадиаскер, казнадар-башы, дефтердар-башы и другие высшие должностные лица.
Именно в Диване обсуждались ответственные решения по таким вопросам, как объявление войны и мира, предоставление военной помощи иностранным государствам. В Диване представлялись иноземные послы, зачитывались грамоты зарубежных государств.
Диван был также судом высшей инстанции, рассматривал окончательно гражданские и уголовные дела, а также дела о спорах между мурзами. Только Диван и Хан могли вынести приговор о смертной казни. В Диване чаще всего происходила процедура вступления в должность. Кадиаскер произносил приговор по решению муфтия, а хан в заключение издавал приказ.
Диван в более узком составе (кучюк Диван): хан, калга, нуреддин, ор-бей, сераскеры, визирь, кадиаскер, пять беев — решал вопрос об очередном военном походе и количестве необходимого войска. Решения Дивана были обязательны для всех крымских татар независимо от того, в каком составе он собирался. Однако окончательное слово во многих вопросах оставалось за Ханом.